В поисках утраченного

Моя филокартистическая коллекция содержит около 50 тысяч открыток. Большая её часть - репродукции произведений искусства, хранящихся как в России, так и за рубежами нашей страны. Но наиболее ценной частью своего собрания я считаю маленький раздел, посвящённый культурным ценностям, которые были утрачены в годы Второй мировой войны.
Этот раздел ценен тем, что входящие в него открытки нередко являются е д и н с т в е н н ы м и воспроизведениями бесследно исчезнувших в ходе военных действий произведений искусства. Они представляют интерес не только для коллекционеров, но и для искусствоведов, изучающих творческое наследие великих и малоизвестных художников; и для сотрудников Департамента по сохранению культурных ценностей Министерства культуры Российской Федерации, составляющих Сводный каталог наших потерь в годы Великой Отечественной войны (уже вышло четыре тома этого уникального издания); и для людей, занимающихся розыском и возвращением на Родину вывезенных нацистами художественных произведений. В особенности это относится к произведениям, похищенным с территории России, Украины и Белоруссии, где фашисты не только разорили и стёрли с лица земли 427 художественных и историко-мемориальных музеев, но и одновременно уничтожили музейную документацию, включая фотоизображения картин, скульптур и других предметов искусства.
Однако выделить репродукции похищенных культурных ценностей из огромной массы открыток, изданных до 1941 года, довольно сложно. В большинстве случаев поиск ведётся по спискам утрат 64-х основных советских музеев, составленным Чрезвычайной государственной комиссией по расследованию действий немецких оккупантов /ЧГК/ в военные годы. Содержащаяся в них информация подчас очень скудна. В ней часто невозможно найти ни описаний произведений, ни "биографий" предметов искусства, без чего крайне трудно идентифицировать фигурирующие в списках названия с имеющимися в коллекции открытками. Немалые сложности вызывают разночтения в названиях репродуцированных на открытках работ и отмеченных в списках розыска. Кто бы, к примеру, мог подумать, что разыскиваемая Киевским музеем русского искусства картина Н.А.Касаткина "Улица фабричного городка" окажется тождественной воспроизведённой в предвоенные годы ГИ3ом открытке под наименованием "Поженились"? И вполне вероятно, что в коллекциях филокартистов можно встретить еще немало открыток утраченных произведений И.К. Айвазовского, И.И. Шишкина, В.В. Верещагина, И.Е. Репина, И.И. Левитана и других мастеров изобразительного искусства, репродуцированных под названиями, сильно отличающимися от наименований в списках ЧГК.
Но, несмотря на зти сложности, время от времени все же удается розыскать открытки с воспроизведениями бесследно исчезнувших работ. Найдены пять репродукций с картин Н.А.Ярошенко, скорее всего погибших во время пожара 1943 года в Полтавском художественном музее; изображение стула работы французского мастера Ж. Жакоба, украшавшего до войны Арабесковый зал Екатерининского дворца в Царском Селе; ранняя картина известного анималиста А.С. Степанова "Военная беседа", выданная Третьяковской галереей в 1930 году во временное пользование советскому полпредству в Польше. Довоенные почтовые карточки донесли до нас облик "Портрета графа Санти" кисти Д.Г. Левицкого, переданного в 1940 году Русским музеем в Картинную галерею Белорусской ССР, полностью разграбленную фашистами; этюда С.И. Васильковского, входившего до войны в собрание Харьковского художественного музея; первой советской диорамы "Взятие Ростова 1-й Конной Армией в 1920 году" (к сожалению, во фрагментарном виде) работы М.Б. Грекова, погибшей, по воспоминаниям художника З.Н. Гончарова, под бомбёжкой при её эвакуации из Ростова-на-Дону на Северный Кавказ. Оказались запечатлёнными на открытках и утраченные в 1941 году во время выставки в Алупке и картины из Русского музея, фотографий которых не нашлось в обширной фототеке этого крупнейшего собрания русского искусства. Открытки с картин А.Ф. Чернышёва "Столяр", неизвестного художника школы А.Г. Венецианова "Дети, выпускающие птичку на волю" и К.Ф. Юона "Окно в природу" полностью соответствуют описаниям в уже упоминавшемся Сводном каталоге потерь российских музеев. С большой долей вероятности можно говорить о воспроизведении на почтовой карточке ещё одной утраченной Русским музеем картины - "Дорога на могилу Пушкина" кисти В.Г. Фёдорова (детальное описание её в каталоге отсутствует). Есть также предположение, что на современной репродукции запечатлена похищенная нацистами в 1941 году из Калининской картинной галереи акварель К.В. Лебедева "Свидание князя Святослава с византийским императором Цимисхием" (сомнение вызывает тот факт, что на воспроизведении виден автограф художника, не упомянутый в списке ЧГК).
В ходе поиска открыток по теме перемещенных культурных ценностей выяснилось, что не все утраченные бывшим Советским Союзом произведения искусства пропали без следа. В Национальном музее Варшавы, по данным украинских искусствоведов, сегодня хранится репродуцировавшаяся на старинной почтовой карточке картина Г.Г. Мясоедова "Молебен в поле" ("Засуха"), являвшаяся до Второй мировой войны собственностью Харьковского художественного музея. Работа И.Н. Крамского "Портрет крестьянина", принадлежавшая Русскому музею и пропавшая с выставки в Алупке, ныне находится в Моравской галерее в Брно (Чехия). Возможно, сохранилась и экспонировавшаяся на той же выставке картина А.О. Орловского "Домашний скот на пастбище", которая фигурирует в Сводном каталоге среди бесследно исчезнувших работ. Подобное произведение, хорошо знакомое мне по старой открытке из моей коллекции, я видел в 1979 году в экспозиции Симферопольского художественного музея. Более того, в том же году это полотно репродуцировалось киевским издательством "Мыстэцтво" в альбоме "Симферопольский художественный музей" под названием "Белая лошадь", а в 1982 году оно было воспроизведено тем же издательством на открытке под наименованием "Пейзаж с лошадьми" с ошибочным авторством В.Д. Орловского. Несмотря на невысокое качество воспроизведения, эти два изображения совпали как с описанием в Сводном каталоге, так и с открыткой, изданной в предвоенные годы с оригинала из Русского музея. Об этом я говорил на Международной конференции по проблемам перемещённых культурных ценностей, проходившей в апреле 2000 года во Всероссийской библиотеке иностранной литературы им. М.И.Рудомино в Москве; Министерство культуры РФ сразу же сообщило о моей гипотезе руководству Русского музея, однако никаких сведений о проведении идентификации числящейся среди утрат картины А.О. Орловского с художественным полотном, ныне хранящимся в Симферополе, до сих пор не получено.
Сегодня я представляю часть моей коллекции, посвященную перемещенным культурным ценностям, вниманию всех пользователей интернета. Все выставленные здесь открытки каталогизированы сотрудниками Всероссийской библиотеки иностранной литературы им.М.И.Рудомино в соответствии с действующим ГОСТом, за исключением случаев, когда выходные данные на почтовых карточках отсутствуют (такое иногда встречается в филокартии). Конечно, количество представленных открыток с репродукциями исчезнувших произведений искусства невелико по сравнению с суммарными потерями музеев Западной и Восточной Европы. Но работа по поиску изображений утраченных ценностей ещё очень далека от завершения, а потому есть основания надеяться, что создаваемая библиотекой база данных пополнится ещё не одним воспроизведением. И очень хочется верить, что зти старинные, зачастую дошедшие до наших дней отнюдь не в идеальном состоянии почтовые карточки ещё скажут своё решающее слово при определении довоенной принадлежности того или иного предмета искусства.

С. Розанов




Версия для печати
Комментарии: (2)   Рейтинг:
Средняя оценка участников (от 1 до 10) : Пока не оценено   
Проголосовавших: 0